ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Работа с речью входит в качестве раздела в тренинги самой различной тема­тики — просто потому, что речь была и остается ведущим инструментом ком­муникации. Традиционная фокусировка на содержании высказывания обычно оставляет без внимания простой и всем известный факт: в зависимости от

Того, КАК нечто сказано, в корне меняется и то, ЧТО будет услышано. Наша разработка в какой-то мере призвана была компенсировать этот дисбаланс. За пять лет существования этого тренинга многое в нем изменилось — прежде всего благодаря все новым и новым группам, задававшим вопросы, разыгры­вавшим конкретные ситуации из своей практики, испытывавшим и преодоле­вавшим на занятиях совершенно разные трудности. Тренинг и сжимался до че­тырехчасовой "мастерской", и разворачивался в полновесные сорок учебных часов: его стандартный двухдневный формат тоже оказался не единственным. Среди его участников бывали и руководители, и операционисты банка, и поли­тики, и секретари-референты. Разумеется, их потребности и запросы в корне отличались друг от друга — как и время, силы и деньги, которые были готовы потратить на обучение их организации. Простой пересчет конкретных упраж­нений для усредненной "двухдневки" в трех-четырех версиях тут же вывел их число за сотню. Описать их в принципе несложно, но такое описание стано­вится совершенно бесполезным, как только меняется контингент и задача. Они же меняются бесконечно, и в этом тоже состоит часть специфики тренинга.

Язык, речь — самое лучшее, самое честное зеркало всего, что происходит в организации, в обществе и вообще в жизни. В особенности речь устная. На­верное, имело бы смысл создать музей речевых клише уходящего века, где было бы собрано все то, на чем выросли мы сами и наши клиенты и что ушло навсегда: и "Р-работают все радиостанции Советского Союза…………… " чеканным го­лосом Левитана, и "дежурненькая слушает", и "але, кто звонит" с ударением на "О", и то самое "Говорите!" — с характерной интонацией телефонисток междугородной связи. Так уже не говорят.

Говорят по-другому и, самое главное, очень и очень по-разному. Вместо еди­ной речевой нормы возникла мозаика, в которой осколки бюрократической лексики тридцатилетней давности смешались с англицизмами инофирм, книж­ная речь — с "феней", ма-асковская оттяжка — с призвуками множества гово­ров… Люди, профессионально общающиеся сегодня по телефону — то есть да­леко за пределами своего естественного социокультурного круга, — во многом друг для друга почти иностранцы. Любой разбор конкретного диалога на тре­нинге — тому подтверждение. Это создает дополнительные трудности для тре­нера, которому приходится не только шлифовать навыки, подтягивая их к нор­ме (какой?!), а еще время от времени становиться "переводчиком". Это трудно, но интересно. Когда однажды мне довелось делать материал для радиостанции "Свобода", звукорежиссер скупо похвалил: "Как все психологи, говорите длин­но. Но хотя бы меняете аллюр, если поправить. Видно, что с разными людьми практикуете". Вот за этот опыт, "за науку" и за сотни разных услышанных на тренинге голосов хочется поблагодарить все организации, с которыми приве­лось работать, всех участников групп и индивидуальных учебных программ. Как говаривал неисправимый оптимист Карлсон, "продолжаем разговор".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *